Общее·количество·просмотров·страницы

четверг, 23 февраля 2017 г.

С Днем Советской Армии и Военно-Морского Флота!

                                              
                                         Армейские истории.

    23 февраля как-то принято вспоминать свою службу в армии - кто в Советской служил, кто - в российской, а кто-то и в иностранной.  Я решил поделиться с читателями блога своими воспоминаниями 87-88гг.
   В разных частях по разному называли солдат. У нас это было так:
 “Дух» - новобранец.
“Щегол» - отслуживший полгода.
“Фазан» - отслуживший год.
“Дед» - отслуживший полтора года.
“Квартирант» - отслуживший два года солдат после приказа об увольнении в запас.

                “Кто в армии служил - тот в цирке не смеётся»!

   Да, ибо армия, та самая, второй половины “восьмидесятых«, действительно во многом походила на цирк, причем участниками представления были все - и солдаты, и офицеры с прапорщиками.
  Я служил на Дальнем Востоке, в 87-88гг в отдельной конвойной роте. Занимал должность специалиста по ТСО(техническим средствам охраны, куда входили и связь, и разные датчики, и обычная электрика). Учился этому полгода в Хабаровске.  Отслужил ровно 2 года, если по военному билету, а по факту ещё лишний месяц(по залёту).  Ушел на «дембель» по принципу «Чистые погоны-чистая совесть», т.е. рядовым. Хотели дать ефрейтора, но я отказался, т.к. по должности и военной классификации должен был быть минимум младшим сержантом. 
  Две лычки не давали - ну и хуй с ними!
  Не «дедовал»  - «духов» и «щеглов» не чмырил. Нет, бывало, конечно, что заставлял «Упор лежа-принять!», но это  происходило далеко нечасто.
  ТСОшники(нас двое было) не подчинялись взводам и их командованию, кроме как в карауле, куда мы ходили крайне редко по причинам, вполне понятным - системы охраны требовали ежедневного обслуживания. Я свою систему поддерживал в отличном состоянии, что однажды отметил проверяющий генерал с Хабаровска. 
«Забор - как бык поссал, но система отлично работает! Мастера не забыть! Молодец солдат!» - эти слова генерала мне передал начкар, когда ходил с комиссией по периметру. 
  Не забыли. «Благодарственное письмо на Родину» перед строем зачитали. Ну, на отпуск я и не претендовал - кто же будет системой охраны заниматься?  Рядовой Шустов, более некому…
   А далее я расскажу о некоторых  личностях, с которыми служил и о том самом цирке.

                                            “Швили». 
   Веселый грузин из Тбилиси. Его звали Гога. Фамилия длинная, поэтому сократили до «Швили». Гога терпеть не мог караулы, и делал всё, чтобы избежать службы. Естественным для него были суточный или кухонный наряды. Тепло, сытно, а полы помыть можно и «духа» поймать, тем более, что помещения были не такие уж и большие.
   Но был период, что «квартиранты» уже уволились, а «душня» ещё не прибыла. Вот тут пришлось «Швили» на вышке стоять через день. 
  Выдержал грузин два караула. А затем…
  Ночь, часа два. Караул отдыхает. И вдруг - длинная автоматная очередь. А нам выдавали два магазина по десять патронов. А тут явно больше на слух. «Караул! В ружьё! Тревога!». Выдвинулись к вышке, и что? Стоит довольный «Швили», улыбается.
 - Что случилось?! - заорал старлей-начкар. - Почему стрелял?
 - Крышь поэхаль! - ответил «Швили».
 Сняли грузина с караула и куда? На кухню, чего ему, собственно, и надо было. 
  Потом мне рассказали: Стоял Гога, стоял. Скучно стало, да и холодно. Взял магазин, выщелкнул патроны, вставил во второй. Ещё постоял, померз. Снял с плеча автомат и выпустил все двадцать в потолок вышки.
 После этого случая я не помню, чтобы Гога «Швили» ходил в караулы.

                                          “Я - Турк».
   Самый настоящий турок, родом из какого-то азербайджанского поселка. Турок, хоть и числился «стрелком-рядовым», однако несению боевой службы на вышке предпочитал отсиживаться в роте и заниматься столярно-плотницкими делами, что у него неплохо получалось. Командование к этому относилось нормально, в караулы турок ходил редко.
   В личное (по выражению старшины «лишнее») время  турок брал с тумбочки дневального ротный барабан, и в расположении взвода начинался бесплатный концерт заунывных турецких песен, единственными понятными  словами в которых были «Я-турк, я-тууурк!».  Один раз это было терпимо, два - более-менее. Но практически ежедневные «жалобы турка» на тяжелую (а для него халявную) армейскую жизнь начинали заёбывать конкретно.
 И вот сержант Игорь на очередное «Я-турк, я-тууурк»! в сердцах воскликнул:
  - Да ты не турк, ты - ЧУРК!
 - Хуй ты завтра спать днем будешь! - взвился турок. - Я сантехников из зоны приведу!
  Игорь заступил дежурным по роте, турок обещал «зэков» вывести на работы, а в таком случае спать днем дежурному по роте нельзя.
 - Да ты сам сантехник по жизни! - ответил Игорь.
 - Эмигрант! Заяц-барабанщик! - добавил рыжий сержант-собаковод.
  В общем, «зачумарили» турка. Впрочем, концерты продолжались, только уже на кухне, в компании повара Мамеда и «Швили»…

   Но этим дело не ограничилось…

  Я любил работать в роте по ночам - спокойно, никто под руку не лезет. Закончив электро-связные дела, я либо шел в караул на всю ночь и день, либо отсыпался в расположении до завтрака - лишние почти 2 часа. Дежурный и дневальные были предупреждены и меня не будили.
  Но в то утро меня разбудил Игорь:
 - Саня, вставай, цирк приехал!
  Я хотел было его послать, но он добавил:
 - Проспишь такое! Турок спит по полной боевой!
  Я вскочил и проследовал к указанному месту, где собралась чуть ли не половина роты. Ржач был ещё тот. На  постели спал “без задних ног» турок - в каске, с саперной лопаткой на поясе, с подсумками и гранатной сумкой, с противогазом, в сапогах!  А правая рука покоилась на АК-74 с пристегнутым магазином. 
 - Кто его так нарядил? - тихо спрашиваю.
 - Я! - гордо ответил «Швили» и пошел встречать замполита. 
 Замполит приходил рано. Когда офицер вошел, грузин произнес:
 - Таварыщ лэйтэнант! Там турок спыт па полной  баэвой!
  Замполит Щ уже давно привык к различным выходкам «бравых зольдат«. Он быстро зашел в канцелярию роты и появился в расположении уже с фотоаппаратом в руках. Турок был заснят во всех ракурсах. 
  Ржач продолжался бы ещё долго, но в роту пришел старшина-прапорщик С и с матюками разогнал толпу «чингизов» на уборку. Затем был разбужен и вздрючен охуевший от всего произошедшего турок. Любитель поспать до завтрака был отправлен в наряд на кухню, чему в общем-то турок не был против - всё же лучше, чем в карауле на вышке стоять.

  Я потом спросил у «Швили«, зачем он турка по полной боевой нарядил? Оказывается, что-то они в споре не поделили, причем в политическом споре, причем на кухне. Тогда конфликт в Нагорном Карабахе пылал. Вот Гога и решил «мэсть сдэлать»(это он сам так сказалJ). Сумел же так всё обставить, что турок даже не проснулся!


                                   Старшина роты.
   Про нашего старшину - прапорщика С, можно было писать отдельную книгу или снимать фильм. Забегая вперед, скажу, что последнее мы с Санькой-собаководом, продолжая общаться после армии, попытались сделать летом 90-го у него на даче, в одном из городов Южного Урала. Роль старшины исполнил я, Санек снимал на 16мм кинокамеру. Были отсняты пара эпизодов, но далее дело не пошло, ввиду разных причин…
  Как в двух словах описать старшину роты? А так - толстяк-матерщинник. Но, как многие толстяки, он не был злобным. А над личным составом просто «прикалывался».  Но далеко не все понимали его шутки - в нашей роте примерно 85% были выходцы с Кавказа и Средней Азии.
  Теплое майское утро. Возле крыльца стоим я, Санька и сержант Ринат(мы все одного призыва - уже «деды»), стоим, болтаем. «Щеглы» и «духи» метут плац.  Выходит старшина, потягивается и:
 - Э! ЧИНГИЗЫ! Была команда «строиться»!
 Мы заржали. Прапорщик уже к нам:
 - Чо ржем, бля!? А?
 Ринат:
 - А почему «чингизы«, товарищ прапорщик?
 Старшина:
 - Не, Ди…дов, а как их ещё называть? Чебуреками? Так это длинно, а в армии команды должны быть короткими и понятными. 

   Лето. Жарко. Некоторые солдаты ходят без пилоток. А как известно «к пустой голове рука не прикладывается».  Но офицерам как-то пох на это, а вот старшине нет:
 - Строиться, Рота! - кричит прапорщик. Рота построена на обед.
 - У кого нет пилотки, тот одевает КАСКУ! - рычит старшина. - БЕГОМ!
 Половина строя стоит в стальных касках. Вторая половина(я в их числе) пытается с трудом сдержать смех. Старшина проходит вдоль строя:
 - Чо, бля?! Нравится? 
   Некоторые, особо отличающиеся разными «косяками», получают удары кулаком по каскам.  Но всё это беззлобно и не больно. Ржут все, в том числе и солдаты в касках. На крыльце стоит замполит и тоже улыбается. В его руках фотоаппарат…

   Ночь. Старшина - ответственный по роте. Я-«фазан», тяну новую линию связи. Работы немного, знаю, что до двенадцати ночи управлюсь. И точно. Всё сделал - всё работает. Захожу в канцелярию к старшине, докладываю.
 - Шустов, картошки жареной хочешь? - спрашивает прапорщик.
 Какой же солдат откажется от такого?  Естественно, даю утвердительный ответ.
 - «Деды», бля, на кухне целую сковороду жарят, и думают, что старшина не видит, - говорит прапорщик, - сейчас я им покажу. Ишь, «блатота» хуева!
 Как только «деды»(человек восемь) собрались устроить ночное пиршество, на кухню тихо   вошел старшина...
 Итог. Я и прапорщик сидим в канцелярии, едим картошку, а по плацу по кругу бегают «дедушки». 
 - Я всё вижу! - кричит в открытое окно старшина. - Сейчас ядерный удар будет!
  Это он так пугает «дедов»,  что они  типа в новом ХБ сейчас  будут падать на мокрый   плац по команде «Вспышка!». 
 Пока мы не съели картошку, «деды» бегали. Затем  старшина  им ещё и “Подъём-отбой!» устроил - 45 секунд. Раза три. 
  После этого, я  с его разрешения ушел в «караулку» на всю ночь и день соответственно.  
  
     Кто служил в армии, прекрасно знает, что такое вечерняя поверка. Читают список личного состава. И всё. Отбой! Но у нас в роте, особенно в теплое время,  когда ответственным по роте оставался старшина, поверка могла затянуться и на полтора часа. И виной тому - естественно, прапорщик С.  Читая список личного состава, он начинал беззлобно доёбываться практически до каждого. Я  редко избегал подобной участи.
 - Рядовой Шустов!
 - Я!
 - Шустов, бля, когда ты  свет в предбанник новый проведешь? А? А то смотри, я раз в месяц  КППшников ебу, раз в месяц - «пультарей»!
 - Сделаю, товарищ прапорщик! 
 - Ладно, бля!  Младший сержант… «Кешка-бельды!»
 - Я! - отвечает водитель Эш…в из Ташкента, ничуть не обижаясь на такое прозвище.
 - Когда грузовик починишь? А? 
 Эш…в молчит, понимая, что с ремонтом машины действительно пора заканчивать. Старшина идет дальше:
 - Вот вы хуже негров! Негры не моются, и вы не моетесь! Вам старшина такую баню построил!
      Старшина в роте действительно построил хорошую баню. В её строительстве участвовали  и я, и турок, и многие другие солдаты и сержанты. Предбанник, ряд душей, парилка - всё цивилизованно. Вот только…
    В роте сложилась  странная ситуация, когда многие представители Средней Азии и  Кавказа просто игнорировали баню, оставаясь грязными. 
 - Какое душьманство! - скорчив гримасу произносит рядовой Тамразян(Подчеркну - ТАМРАЗЯН!).
 - Это не душманство, ТОРМОЗЯН! Это пидорство! - рявкает старшина. Рота ржет, а старшине словно этого и надобно. Он продолжает:
 - Даже моя дочка спрашивает: «Папа, а у тебя солдаты грязные?»
 - Грязные, не моются!
 - Тогда им надо жопу драть!
 И снова взрыв хохота. Ведь многие видели четырехлетнюю дочку старшины - маленькую блондинку,  когда он с ней в роту приходил, не с кем было оставить дома.  Рядовой Тамразян её на тележке для бачков с едой катал. А «Швили» какую-то сказку грузинскую рассказывал - с акцентом и даже кого-то из героев изображать пытался - весело девочке было, смеялась задорно…

  А вообще, старшина уважал тех, кто умел инструмент в руках держать.  Так что мои с ним отношения складывались вполне нормально. 


                                                Замполит.
   Лейтенанта Щ уважали все солдаты - от «духа« до «квартиранта«.  Молодой, в темных очках, несколько лет как из военного училища.  Несмотря на должность замполита, он особо не заморачивался пропагандой “политики партии и правительства».  Например,  личному составу предписывалось показывать только военно-патриотическое кино по субботам и воскресеньям - по одному фильму в день.  А в нашей роте… А в нашей роте смотрели почти всё, что шло в кинотеатрах в те годы. Смотрели мы французские и итальянские комедии,  боевики и приключенческие фильмы - всё, что реально было взять в кинопрокате неподалеку.  Причем в субботу вечером могли и по два фильма посмотреть с небольшим перерывом или вообще без такового.
  После каждого фильма замполит спрашивал у роты:
 - Что мы сегодня смотрели?
 - «Ленин в Октябре» («Ленин в 18м году» или нечто подобное)! - отвечали мы хором. Это  такая отмазка была для возможных проверяющих с полка. Впрочем, проверками с полка нас не донимали. 

  С замполитом можно было поговорить на любую тему - от политики до музыки и девчонок, особенно по ночам в караульном помещении. Вот поэтому я старался уйти в ночь  в свою мастерскую - типа система плохо работает. 
  Особенно мы любили рассказы замполита про старшину в прошлые годы и про его отношения с солдатами-распиздяями, коих и в предыдущие призывы хватало.

   Я имел знакомство с одним электриком с близлежайшего огромного завода. Парень отдал мне старый катушечный магнитофон(«Брянск» или «Соната» - не помню) и ленты к нему. Приёмник у меня был, я с него писал музыку “Молодежного Канала». И вот как-то записал Б. Гребенщикова, песню «Ты-дерево».
  Однажды ночью  замполит, сержант Ринат, собаковод Саня и я сидели в караулке за чаем. Я принес магнитофон. А рядом располагался пост №2 - КПП. Там сидел один солдат С из азиатской части СССР, моложе нас призывом. 
 Не знаю почему, но его эта самая «Ты-дерево» реально вштырила. Он даже напевать её начал, хотя часовому это по уставу запрещено.
 - Про себя поёт, - сказал тихо замполит и приложил палец к губам. Мы едва не заржали, но сдержались. 
 А днем этот С опять напевал “Ты-дерево», пока  с соотечественником (А) не соприкоснулся. Далее…
С: - ты-дерево, далее что-то не по-русски, но на мотив той самой песни.
А: - почему я дерево? И тоже что-то «курлым-мурлым».
  Неподалёку Ринат и Санька. Слышат, ржут.  Я наблюдаю за сценой с балкончика пультовой.
Следует непереводимый на русский язык фольклор народов Средней Азии. И драка. Легкая. 
Ринат: Резьба по дереву!
  После потасовки оба долго отжимались - Ринат  воспитывал солдат своего взвода…

   Ближе к нашему ДМБ  замполиту дали “старлея»  и перевели с повышением в должности в Хабаровск. Мы с одной стороны радовались за этого порядочного и уважаемого всеми офицера, с другой - жалели, что больше его не увидим…
  Кто пришел ему на смену - лучше не вспоминать. Как не вспоминать и нового старшину роты (прапорщик С примерно в это же время уволился из армии).

  Наши азиаты (узбеки, таджики), приходя с вышек в караульное помещение, говорили, дрожа от холода:  «Русский зима - казёль!»

   Одна из ошибок в моей жизни - я не остался на сверхсрочную. Меня многие уговаривали - и непосредственный начальник, выходящий на пенсию в 36 лет, и офицеры с прапорщиками. Рапорт уже лежал у меня под стеклом на столе, оставалось только дать ему ход и отнести в канцелярию роты. Но письма из дома, письма от девчонки (не дождалась 4 месяца,  а может и не ждала вовсе, а просто писала ради приличия) сделали своё черное дело. И ещё в городе было проблематично снять жильё,  два наших молодых лейтенанта даже  жили в вагончике-бытовке на территории роты. К тому же тогда я планировал восстановиться в институте. В общем, не стал я прапорщиком, о чем сейчас жалею.

   Еще раз с Днем Советской Армии и Военно-Морского Флота всех служивших! 

Комментариев нет:

Отправить комментарий